Блог об онлайн-медиа

Городская газета в интернете The Village: история эволюции

P1320001

Городская интернет-газета The Village зарождалась как блог о городе на сайте Look At Me. В апреле 2010 года она отделилась, став самостоятельным проектом. Основателем и главным редактором газеты в то время стал Сергей Пойдо.

С тех пор издание выросло и изменилось, поменялся и сам подход к работе локальных и гиперлокальных медиа. Мы поговорили с сотрудниками газеты и выяснили, какие перемены произошли за 3,5 года и какие произойдут еще.

Ксения Лазарева

Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №04/2014 

Когда The Village превратилась из блога в крупное городское издание, в редакции стали задумываться о регистрации средства массовой информации. Как раз в то время начало активно развиваться протестное движение и, вместе с ним, репрессивное законодательство. Постоянный негативный фон, новые законы и поправки, громкие истории привели к выводу: важна не лицензия, а доверие читателей и профессионального сообщества. Интернет-газета до сих пор существует без регистрации.

Конечно, это связано с некоторыми проблемами, например, при общении с государственными структурами. С другой стороны, это позволяет существовать The Village чуть более спокойно и независимо, чем другим изданиям. Главный редактор Игорь Садреев рассказывает, что до сих пор никаких серьезных проблем из-за этого еще не возникало: в основном для чиновников доверие горожан к газете имеет большее значение, чем наличие пяти цифр в реестре. Недавно удалось даже сделать интервью с Собяниным, хотя два года назад, когда только зашла речь об этом, администрация мэра отказала.

Read more »

Проект “Рустория”: региональная журналистика с чистого листа

Screen shot 2014-04-02 at 10.55.35 AM

Каковы шансы на успех нового проекта “Рустория”, который работает в формате площадки для блогеров с редакционной составляющей?

Юлия Семенченко

Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №04/2014

Read more »

Как привлечь аудиторию к созданию контента: опыт Süddeutsche Zeitung

recherche

Современная журналистика стремится быть ближе к аудитории. Активные потребители информации, в свою очередь, хотят не просто получать контент, но и создавать его. Причем контент качественный. Редакция интернет-портала немецкой газеты Süddeutsche Zeitung решила сделать ставку на сотрудничество с читателем и в июне 2013 года запустила новый проект «Die Recherche», название которого можно перевести как «поиск, исследование, расследование»

Светлана Гудкина

Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №03/2014

В рамках проекта аудитория сама предлагает темы для будущих расследований. Читателя не ограничивают в выборе: идет ли речь о валютном кризисе или о проблемах в системе здравоохранения — журналисты обещают разобраться в любом вопросе.

Cвои предложения читатели могут публиковать на странице проекта в Facebook, в Twitter’е, отправлять на почту или оставлять в комментариях к блогу на сайте. Раз в месяц команда проекта собирает новые темы, анализирует их и выбирает три наиболее популярные. Затем аудитория путем голосования определяет, какую тему журналисты будут разрабатывать в течение следующего месяца.

Но на этом сотрудничество с читателями не заканчивается. Авторы проекта регулярно сообщают о ходе своего расследования на страницах блога, рассказывают, какие материалы запланированы, какие уже подготовлены. При этом читателей просят поделиться своим видением проблемы, порекомендовать экспертов или дать совет.

Часто в комментариях пользователи оставляют ссылки на интервью, исследования или официальные данные, которые могут быть полезны в работе над темой. Пожалуй, это одно из наиболее интересных достижений проекта: аудитория не только получает готовую информацию по запросу, но и вовлекается в сам процесс поиска. Читатель фактически становится соавтором материала.

Воспринимать читателя всерьез

Проект «Die Recherche» вырос из конкурса на лучшие идеи по развитию портала, который проводила редакция SZ.de среди сотрудников. Автор проекта Сабрина Эбитш обратила внимание на комментарии, которые пользователи оставляют на сайте издания и в Facebook’е. Читатели не просто оценивают публикации, но и нередко ставят перед журналистами новые вопросы. Почему бы не попробовать найти на них ответ? А чтобы читателю было еще интереснее следить за новыми материалами, нужно постоянно поддерживать с ним диалог, тем более что современные средства коммуникации легко помогают решить эту задачу.

sabrina_abitsh

 

Сабрина Эбитш, автор проекта Recherche

«Мы много говорим об открытости в журналистике. Пришло время встретиться с читателем на равных», — объясняет Сабрина Эбитш. Можно сказать, что в современном мире журналисты потеряли эксклюзивное право на информацию. Ведь информационный контент сегодня производят не только СМИ. По мнению Сабрины Эбитш, журналисты должны покинуть свою башню из слоновой кости и спросить у аудитории, что ее интересует.

Курировать расследования Сабрине Эбитш помогают Вольфганг Яшенски, отвечающий в редакции за инновационные и цифровые проекты, и журналисты SZ.de. В разработке одной темы могут участвовать до 20 сотрудников, и, конечно, не стоит забывать о сотнях читателей, которым есть что сказать.

Аудитория, со своей стороны, по-разному восприняла новый проект. Некоторые читатели сомневались в его возможностях. «После двух лет антисирийской пропаганды со стороны ведущих информагентств я потерял веру в честную журналистику. На Youtube я найду более объективную информацию», — заявил один из пользователей. «Насколько глубокими и нейтральными будут расследования? Что вы будете делать, если результат окажется не таким, как вы предполагали? Опубликуете ли вы источники, которые используете?» — спрашивали на Facebook’е.

Но многие читатели позитивно оценили предложение редакции. Пользователи назвали проект инновационным решением (по сравнению с идеей создания пейволла на сайте издания). Многим понравилось стремление журналистов сделать свою работу более прозрачной для читателей.

«Количество писем, сообщений и комментариев с предложениями от пользователей говорит скорее о том, что люди интересуются нашим проектом. Только за первый день нам прислали более ста тем для расследований», — отмечают в редакции SZ.de.

Аудитория выбирает образование и налоги

Изучив комментарии читателей, можно понять, что сенсационных расследований, хотя бы в ближайшее время, ждать не стоит. И все же благодаря проекту журналисты получают своеобразный срез интересов если не всего немецкого общества, то хотя бы той его части, которая читает интернет-СМИ.

Людей волнуют разные вопросы. Куда экспортируется немецкое оружие? Вредны ли для здоровья энергосберегающие лампы? Кто и почему поддерживает сирийскую оппозицию? Почему немецкие политики на телевизионных ток-шоу появляются чаще, чем в Бундестаге? Этот список можно продолжать долго. Как видно, читателям интересны и сфера международных отношений, и проблемы более частного характера. Но когда на голосование кураторы проекта выносят, с одной стороны, вопрос о промышленном шпионаже на предприятиях Германии, а с другой — о справедливости налоговой системы, немцы выбирают налоги.

«Нельзя сказать, что читатели присылают нам принципиально новые темы, — объясняет Сабрина Эбитш. — Их предложения вертятся вокруг сообщений и сюжетов, которые уже обсуждаются в медийном пространстве. Они касаются изменений на рынке труда, финансового кризиса, дискриминации в обществе, проблем в системе образования и так далее. Но раз у читателей возникают эти вопросы снова и снова, значит им далеко не все ясно, у них есть потребность разобраться в теме, и в этом мы должны им помочь».

Темы, отобранные для финального голосования, сформулированы достаточно широко. Иногда читателей это удивляет: неужели журналисты, занимающиеся расследованиями, не могли сами придумать вопрос «насколько справедлива наша налоговая система?». Да и что здесь расследовать? Но логика авторов проекта достаточно проста: широкая тема позволяет журналистам рассматривать самые разные ее аспекты.

«Мы пытаемся быть максимально демократичными при выборе тем для голосования, но не всегда можем полагаться только на количество голосов, — рассказывает Сабрина Эбитш. — Мы должны учитывать загруженность сотрудников редакции, к тому же некоторые темы перекликаются с другими проектами SZ.de».

В защиту авторов проекта красноречивее говорит факт, что каждый раз в голосовании принимают участие в среднем 6-8 тысяч пользователей. По-видимому, представленные темы их действительно волнуют. Затем эти же 6-8 тысяч будут следить за подготовкой материалов, а потом прочитают их.

recherche_fb

Журналистика будущего

На данный момент за плечами кураторов проекта три разработанные темы: налоговая система, образование и специальный блок, посвященный выборам в Бундестаг. Журналисты ставят перед собой цель создать своего рода досье по каждому направлению, чтобы пользователь портала в любое время мог найти нужную информацию. Сейчас проект в большей степени ориентируется на текстовые материалы. Некоторые публикации дополняются видео, инфографикой, интерактивными опросами.

В рамках каждой темы читателям предлагают увидеть разные стороны вопроса, порой даже не столь очевидные. Например, изучая состояние системы образования, авторы вышли на проблему инклюзивного обучения в школах. Журналисты выяснили, что далеко не все школы Германии имеют технические и кадровые возможности, чтобы обеспечить всем детям равный доступ к образованию. В другой статье авторы пытались разобраться, стоит ли платить за частную школу, если эксперты и авторитетные исследования не подтверждают ее преимуществ.

Материал об образовании в Китае затронул проблему перегруженности современных школьников. В комментариях к статье читатели спорили, не слишком ли требовательна школа к детям, и всегда ли оправдано такое давление.

Среди материалов по налоговой теме наибольший отклик получили публикации о налогообложении в Швеции и Швейцарии. Также аудитория активно обсуждала статью, объясняющую позиции разных политических партий относительно налогов.

Интересно, что некоторые читатели сами выступали в роли экспертов: редакция провела интервью с учителями, школьниками и их родителями, налоговыми консультантами, психологами. «Когда мы изучали налоговую систему, мы попросили читателей поделиться своими историями: с какими трудностями они сталкивались при обращении в налоговую службу, пользуются ли они услугами консультантов, какие возможности для реформирования налоговой системы они видят, — рассказывают авторы проекта. — Мы исходим из очевидного факта, что у людей сейчас много источников информации, что-то важное мы можем упустить, а читатель это всегда заметит».

В рамках следующей темы — производство продуктов питания — читателям даже предложили попробовать самим написать небольшие статьи. Одним словом, аудитория чувствует, что может повлиять на процесс работы журналиста. Люди видят, что их слышат, на их комментарии и письма стараются отвечать, их мнение становится едва ли не центральным элементом публикаций.

«Мы очень надеемся, что эта форма журналистской работы найдет применение в будущем, — говорит Сабрина Эбитш. — Я бы сказала, что именно за ней будущее. Насколько этот подход к журналистике можно расширить и сделать более действенным, покажет время. Мне кажется, журналистика сохранит свое значение в будущем не вопреки, а благодаря своей открытости читателю».

Роботы-журналисты: Яндекс анонсирует отказ от ТИЦ, а журналисты обдумывают карьерные перспективы

Роботы-полицейские уже были героями боевиков. Правда, заменить реальных «копов» им не удалось даже за 27 лет, прошедшие с выхода на экран первого «Робокопа». Впрочем, идея частичной (и даже полной) замены человеческого тела кибернетическими функциональными аналогами постепенно воплощается в жизнь. И все-таки полицейские гораздо больше испугались реформы, нежели конкуренции с киборгами.

Илья Стечкин, к.ф.н., и.о. заведующего кафедрой журналистики ЮГУ

Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №3/2014

182576Роботы, кстати, — это совсем не обязательно материальные объекты. Программы, выполняющие за нас какую-то работу, тоже называют роботами. И с этой точки зрения первые роботы для создания текстов, были разработаны в интересах специалистов по поисковой оптимизации (SEO). Потому что уникальность текста была (и пока еще остается) важной составляющей борьбы за место в поисковой выдаче. А поисковая выдача – один из главных источников аудитории.

Для того чтобы обеспечить сильные позиции площадке, применялась, в том числе, технология создания большого количества сайтов, близких по теме к продвигаемому, с огромным количеством ссылок на основной сайт. Для них требовалось много оригинальных текстов по заданной тематике. Да и для реализации классической партнерской программы необходимы были такие тексты. Так что копирайтеры (специалисты по созданию оригинальных текстов) и рерайтеры (специалисты по переделке одного и того же текста много раз) не оставались без заказов от специалистов по продвижению сайтов. Роботы, созданные в помощь этим специалистам, называют генераторами текстов.

Качество материалов, получаемых в таком «соавторстве» человека и машины, зависит как от алгоритма генерации, так и от качества каждого из «соавторов»: и программы, и оператора. В основе процесса генерации текстов всегда лежит замена слов исходной статьи на их синонимы. Поисковые машины проверяют уникальность текстов, сравнивая словосочетания определенной длинны. Соответственно, этот показатель тоже должен учитываться создателями программ-генераторов.

Существуют как онлайн-решения, так и софт, требующий установки на компьютер пользователя. К сервисам первого типа можно отнести LinksFarm.Ru (http://www.linksfarm.ru/TextsGenerator.html) со слоганами: «Уволь живого сотрудника – найми робота» и «Робот есть не просит»; SeoGenerator.Ru (http://seogenerator.ru/tools/) без вызывающих слоганов, зато с инструментом для работы в оффлайне (под операционную систему Windows: http://seogenerator.ru/download/).

Что будет с заказами от оптимизаторов в связи с планами Яндекса изменить алгоритм ранжирования поисковой выдачи, пока сказать сложно. Впрочем, ближайшее время, если верить заявлениям руководства компании, изменения коснутся только Москвы и Московской области. И потом – в 2012 году Яндекс уже пытался отказаться от тИЦ (тематический индекс цитирования). Безуспешно.

Завершая эту часть разговора о «пишущих роботах» хочу заметить, что SeoGenerator.Ru предлагает еще довольно приличный синонимайзер (интерактивный словарь синонимов), что может пригодиться каждому пишущему журналисту.

И все-таки, на описываемом этапе развития технологии машинного создания текста никто не говорил о конкуренции журналисту-человеку со стороны компьютера.

Помните песенку «До чего дошел прогресс…» из к/ф «Приключения Электроника»? Там есть такие слова: «…труд физический исчез, да и умственный заменит механический процесс». Выше мы поговорили про то, как осуществляется замена умственного человеческого труда машинным. Но нам оставалась хотя бы репортерская работа. Например, репортажи из «горячих точек». И что бы вы думали? Даже этот кусок хлеба у нас могут отобрать коварные роботы. Оказывается еще в марте 2002 года Би-би-си сообщила о первом «робожурналисте», командированном в Афганистан (http://news.bbc.co.uk/2/hi/science/nature/1898525.stm). «Афганский Проводник» (The Afghan Explorer) выглядит как нечто среднее между газонокосилкой и роботизированной собакой. Он был разработан, чтобы обеспечить изображение и звук из «горячих точек». Дело в том, что в начале 1990-х гг. США вовсе не содействовали работе независимых журналистов в зоне боевых действий.

Тогда Крис Чиксентмихайи (Chris Csikszentmihalyi), руководитель группы компьютерной культуры в легендарном Массачусетском технологическом институте (MIT) инициировал проект, результатом которого стало создание робота-журналиста. Вдохновили его, опять же, гуманитарии, создавшие фильм «Рэмбо III». В интервью Би-би-си он так рассказывает о начале работы над «Афганским Проводником»: «После 11 сентября мой интерес к событиям в Афганистане вырос. Я взял в видеосалоне «Рэмбо III», потому что этот фильм дает другой взгляд на историю… США потратили $3,7 млн. на оружие для Афганистана, и я не доверял сообщениям СМИ о том, что там происходит». Доктор Чиксентмихайи надеялся получить более правдивую информацию о конфликте, в который оказалась вовлечена его страна. И это желание не встретило противодействия со стороны руководства страны. Более того, «Афганский Проводник» был сконструирован на основе разработок NASA, сделанных для марсохода. Он работает на солнечной энергии, ориентируется в пространстве с помощью GPS-блока. По мнению автора проекта, «это мультимедийное устройство для независимых информационных агентств, которые не могут позволить себе сотни редакторов и журналистов». Но все-таки робожурналист не заменяет живого журналиста, поскольку его движения можно контролировать дистанционно. И интервью в прямом эфире может проводиться по спутниковому телефону журналистом из плоти и крови. Правда, «Проводник» может работать и в автономном режиме. Но и тогда важнейшая из задач – интерпретация данных – им не решается.

Технология, которая умеет интерпретировать данные, была представлена почтеннейшей публике два года назад. Компания-флагман «робожурналистики» выросла из исследовательского проекта в бизнес в 2010 году. Речь идет о Narrative Science (http://narrativescience.com). Основная идея проекта – создание новостного контента из данных, собираемых автоматически на просторах всемирной паутины. Но это – сегодня. А началось все… с бейсбола! Да-да, составы бейсбольных команд – вот что первоначально генерировала программа, ставшая основой Narrative Science. Студенты, изучавшие компьютерные науки и студенты-журналисты Северо-Западного университета (Northwestern University) под руководством Криса Хаммонда и Ларри Бирнбаума – профессоров университета и, по совместительству, директоров InfoLab, создали технологию, которая сегодня генерирует экономическую аналитику для самых известных СМИ.

Надо сказать, что подобные альянсы технарей-компьютерщиков и гуманитариев-журналистов мне довелось видеть в Sammy Offer School of Communications (один из факультетов междисциплинарного центра в Герцлии, недалеко от Тель-Авива). Направления их исследований и масштабы бизнес-деятельности впечатляют. Они работают над проектами в области дополненной реальности и думают о воссоздании тактильных ощущений в виртуальном пространстве. Компания Samsung уже готова приобретать прототипы, которые создаются коллективными усилиями программистов и коммуникационщиков. Причем южно-корейский концерн отнюдь не единственный партнер этой научной школы. Привлекаемые бюджеты остаются в Герцлии – студенты получают необходимые связи, создают имя, которое смогут «капитализировать» после выпуска.

Однако российские чиновники, отвечающие за науку и образование, систематически отказывают гуманитарному образованию в поддержке, если не в праве на существование. А журналистское образование и вовсе планируется низвести до уровня освоения технологии информационного производства, хотя сам по себе такой подход анахроничен даже с технической точки зрения – вспомним историю успеха HuffingtonPost, в основе которой лежит внимание к активной аудитории, а отнюдь не поиск эксклюзивного контента или уникальных технических решений. Миллионные обороты этого медиапроекта – серьезный аргумент за инвестиции в развитие коммуникационных навыков.

Технологии будут развиваться только при наличии красивых, увлекающих, труднодостижимых целей. А формулировка таких целей – задача гуманитариев. Ни о каком технологическом прорыве в России можно не мечтать до тех пор, пока эта простая мысль не станет очевидной для локальных политиков и инвесторов. Взрыв блестящих идей в 60-70-е гг. ХХ века стал возможен – не в последнюю очередь – благодаря интенсивному взаимодействию «физиков» и «лириков». И если подобное междисциплинарное творческое общение – редкость в современных отечественных вузах, то крупнейшие мировые научные школы ставят совместную проектную деятельность «технарей» и «гуманитариев» в центр образовательного процесса. И результаты впечатляют.

Предполагалось, что Narrative Science – и подобные ему стартапы – избавят журналистов от «черной работы» по поиску информации, мониторингу и анализу больших данных. Но все чаще можно увидеть аналитические материалы, созданные NS, даже в качественных изданиях, например, в Forbes (http://www.forbes.com/sites/narrativescience/). И вот тут-то журналисты забеспокоились. Тем более, что NS, как уже отмечалось выше, не единственный проект, запускавшийся в помощь журналистам, а теперь сокращающий количество рабочих мест для них. Есть еще Vocativ, Summly. И это только начало. Ведь чем больше будет появляться данных, тем сложнее будет человеку разглядеть в них закономерности. Да и с точки зрения производительности человек не сможет составить конкуренцию машине. Впрочем, создание уникальных образов, оригинальных интерпретаций, равно как гениальные озарения все-таки остаются пока уделом человека. Правда какое они имеют отношение к журналистике – не вполне очевидно.

Что же остается нам? Искать те сферы, куда пока еще не внедрился искусственный интеллект. Одной из таких сфер являются отношения между людьми. А значит, освоение тактики и технологий интерактивного взаимодействия с аудиторией может стать серьезным заделом для тех, кто хочет остаться в профессии. Ну и авторский взгляд на события – сугубо людской удел. Машины слишком объективны. На фоне машинных информационных сообщений живые человеческие материалы могут выгодно отличаться. И к нам опять вернется право на мнение, поскольку тяжелую обязанность беспристрастно и объективно информировать аудиторию возьмут на себя роботы. Так что в конечном счете стакан, возможно, наполовину полон.

Расследовательская журналистика: грязное белье в войне за честность и справедливость

bill_busenberg

Журналистика расследований – один из самых опасных жанров нашей профессии. Тем не менее, есть люди, которые занимаются ею ради социальной миссии, а не прибыли. Огромные массивы данных, война за информацию в конечном счете превращаются в историю, которая призвана открыть людям глаза на то, что происходит на самом деле. Именно это делает Уильям Бузенберг и американский “Центр общественной справедливости”, который он возглавляет.

Таисия Ларот, Никола Живкович

Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №03/2014

Самым громким делом Центра общественной справедливости стала публикация базы данных об оффшорных счетах, содержащей тысячи аккаунтов, в основном на Британских Вирджинских островах и островах Кука. Центр порционно публикует полученную информацию уже в течение года.

Сотрудники компании создали базу данных с перечнем людей и компаний, у которых есть аккаунты в оффшорах. Почти два года ушло на то, чтобы верифицировать информацию.

Эта публикация получила большой резонанс в Европе, и теперь «Большая Восьмерка» и G20 обсуждают возможность обязать компании раскрывать свои оффшорные счета. «Самым эффективным стало то, что мы заставили всех этих людей [из крупных корпораций] стать честными, говоря о своих финансах. Потому что теперь каждый может пойти и проверить их слова по нашей базе», — рассказывает Уильям (Билл) Бузенберг, руководитель Центра.


Найти, проверить, доказать

Как среди огромного потока информации выбрать именно тот, который стоит расследовать? По словам Билла Бузенберга, выбрать тему для исследования довольно сложно. В данный момент компания работает одновременно над 20 проектами, и чем шире область, в которой они работают, тем сложнее процесс выбора и тем тщательнее приходится отбирать объект исследования.

Центр общественной справедливости был основан Чарльзом Лучи, бывшим продюсером популярной в США аналитической телепередачи “60 минут”. Из-за ряда скандалов, связанных с его расследованиями, Чарльзу пришлось покинуть свой пост, и тогда он решил основать собственный центр расследований. Лучи руководил своим центром на протяжении 15 лет, а последние 7 его возглавляет его хороший друг и коллега Уильям Бузенберг.

Центр существует на субсидии как от организаций, так и частных лиц. Его спонсируют около 40-50 фондов, в том числе несколько международных: Fourth Foundation, Carnegie Foundation, Omidy Foundation, которым руководит Пьера Омидьяр, основатель eBay, фонд Джорджа Сороса, Open Society Institute и другие.

Сферы, в которых работает «Центр общественной справедливости», довольно разнообразны: финансы, политика, окружающая среда, национальная безопасность, ювенальная юстиция и другие. Среди сотрудников существует четкая специализация по темам.

«Основное требование — это сценарий, по которому мы будем вести работу: есть ли систематические проблемы, какие-либо слабые места, и если проведем расследование, будет ли решена эта проблема. Мы не адвокатская контора, а журналисты, но наши материалы поступают разным общественным организациям, и на их основе они могут решить проблемы, поменять законодательство или еще что-то, основываясь на результатах нашей работы. Таким образом, если мы видим проблемную область, а наша деятельность может помочь исправить ее, то это становится нашей основной задачей», — рассказывает Бузенберг. По закону США, журналисты имеют право запрашивать любую информацию, и им не имеют права отказать. Тем не менее, правительство часто говорит «нет». Тогда искателям правды приходится отстаивать свое право на доступ к информации в суде – и правительство сдается, а журналисты получают необходимые им данные.

Некоторыми данными инсайдеры из финансовой и политической среды делятся добровольно. Тогда специалисты центра проверяют информацию на достоверность и используют в расследовании. Вообще, верификация информации – самая тяжелая и ответственная часть работы, которая требует большой точности и скрупулезности, даже если журналисты находятся в состоянии давления и спешки.

Несколько лет назад Центр расследовал дело о лоббисте в Вашингтоне, который давал членам Конгресса миллионы долларов в счет оплаты поездок. Ситуация усугублялась тем, что в нее было втянуто само правительство. “Нам пришлось тщательно подбирать слова”, — говорит Билл.

Его компании удалось выяснить, что члены Конгресса должны заполнять форму, которая подтверждает получение денег от третьих лиц на оплату поездок. «Мы спустились на цокольный этаж Капитолия, где обнаружили комнату, полную различных бумаг, тетрадей и записей таких переводов. С помощью студентов мы сделали копии всех данных и отнесли их в наш офис. Затем мы создали электронную таблицу, в которую внесли информацию о поездках каждого члена Конгресса за последние пять лет, — рассказывает Билл. — Мы опубликовали все это, и результаты не заставили себя ждать:  практически сразу же внесли поправки в закон, запрещающие оплачивать путешествия членов Конгресса третьими лицами».

«Все мы пришли в журналистику из-за Уотергейтского скандала, это было в конце 60-х и 70-х, тогда он взбудоражил весь мир. Журналисты того времени были героями. Дэвид Олберштейн, Сеймур Херш и другие. Но есть и герои нашего времени — например, New York Times. Люди, которые используют свою мудрость и работают с фактами — вот кто для меня является героями» - Уильям Бузенберг, исполнительный директор НКО «Центр общественной справедливости» (Center for Public Integrity, CPI).

Прогнозируемые риски

Но не опасно ли публиковать правду? «Я говорил со многими журналистами по всему миру. В разных точках земного шара люди говорили мне: «Если бы мы опубликовали это, нас бы убили». Я понимаю это и отношусь с сожалением. Здесь, в США, мы можем публиковать данные расследований в любом случае, и я надеюсь, так оно и останется», — говорит Уильям.

В США журналисты защищены Первой поправкой к конституции, которая дает им право публикации при условии достоверности излагаемых фактов. Самая серьезная угроза в США для журналиста – это судебный процесс в случае публикации недостоверных сведений.

Уильям говорит, что физической расправой ему и его сотрудникам никто не угрожал. “Люди из администрации президента не любят нас. Администрация Буша нас ненавидела, администрация Обамы нас не переваривает, и все это — из-за нашей работы. И, несмотря на то, что физически нам ничто не угрожает, мы должны предельно аккуратно обращаться с информацией, которой располагаем и которую печатаем. Но еще ни разу мы не ошибались.”, — отмечает Уильям. Свой основной принцип он формулирует так: прозрачность информации меняет поведение общества.

«Да, мы копаемся в грязном белье, но мы находим процессы, которые идут неправильно, проблемы, которые впоследствии мы исправляем и делаем прозрачными [для общества]. Правда, не всегда они могут быть исправлены”, — сетует Бузенберг. Он просит не забывать о разнице между «горячими темами» и социальной миссией. “Мы не расследуем личную жизнь известных личностей — актеров, например. Это неважно. Мы работаем, по большей части, с политическими фигурами. Мы не охотимся за скандалами и постыдными историями. Наша задача — дать людям понимание того, что происходит на самом деле. Это — основная составляющая демократии”, — резюмирует Билл.

Работа с данными

По словам Уильяма, правительство США делает все больше данных общедоступными — проблема лишь в том, что этим данным мало кто доверяет.

«Например, президент Обама пообещал обнародовать информацию о том, кто посещает Белый Дом. В этом списке было два миллиона имен людей, которые посетили дом за последние 8 лет. Никто эти данные не проверял из-за их объема. А мы проверили. Мы взяли два миллиона имен и нашли их связи друг с другом”, — рассказывает Билл.

Чтобы обработать такой огромный массив информации, компания использует современные технологии. Дэвид Доналд, специально обученный сотрудник центра, отвечает за обработку данных системой компьютерной помощи журналиста (CAR — computer-assisted reporting).

Он и еще 5-6 человек обрабатывают массивы данных, загруженные на защищенный сервер. Для формирования или интерпретации данных используются специальные запросы. После этого журналисты выгружают информацию и создает журналистский материал на ее основе.

В компании не принято называть коллег “специалистами по работе с данными” (data scientists), Билл объясняет, что его сотрудники — в первую очередь журналисты, которые помогают приводить данные, обработанные машинами, в человеческий вид.

«Идеальный сотрудник — тот, кто легко себя ощущает, работая с большими массивами данных и вопросами визуализации, кто знает, как делать фото и писать для Интернета, кто испытывает особую страсть к исследовательской работе, способен делать мультимедиа-материалы и работать с блогами. У нас есть люди, которые работают с массивами данных по 6 месяцев — это очень тяжело, — а потом еще и пишут полноценную заметку на их основе», — рассказывает Билл.

Будущее расследований

Какое будущее ожидает журналистику расследований? «Меня очень волнует этот вопрос, — отвечает Бузенберг. — Очень много газет закрылось, а ведь они были важным источником расследований. ТВ не занимается расследованиями в той мере, в которой должно было бы, так что дело остается за Интернетом — куда, собственно, и идут репортеры, живущие этим делом». На данный момент в США журналистику расследований преподают в Колумбийском университете и еще поверхностно в некоторых институтах. Уильям считает, что эта специализация должна быть включена в перечень предметов каждого профильного вуза.

Так кто такие – журналисты-расследователи? Люди, копающиеся в чужом грязном белье, или рыцари в сияющих доспехах? Сам Уильям считает их «людьми, которые могут изменить историю своим материалом».

Максим Филимонов, РИА Новости: «Мы вскочим на волну интереса к Олимпиаде, как серфингисты»

Первый Всероссийский форум спортивных журналистов

Максим Филимонов. Фото: РИА Новости

До Олимпиады в Сочи остались считанные дни. Как агентство РИА Новости, получившее от Международного Олимпийского комитета (МОК) особый статус на Играх, будет их освещать, какие новые форматы и продукты будут предложены аудитории и другим СМИ, мы поговорили с первым заместителем главного редактора РИА Новости Максимом Филимоновым и исполнительным директором Дмитрием Тугариным.

Беседовал: Всеволод Пуля

Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №02/2014

Какие новые форматы или интересные ходы при подаче информации вы предложите читателям во время Олимпиады?

Максим Филимонов: У нас большой план по производству контента, как линейного в виде текста и фотографий, так и неких синтетических форматов. Будет много интересной инфографики, интерактивной инфографики, видео, снятого в формате «360 градусов».

Недавно мы запустили вместе с Первым каналом мобильное приложение под названием «Второй экран». Первый канал — один из основных вещателей, а мы – хост-агентство. Естественным образом возникло такое партнерство. Мы его обкатывали уже на Кубке Первого канала. Я не хочу говорить цифры, потому что их, наверное, должен озвучить «Первый канал», но у нас очень хорошие показатели по количеству скачиваний, одновременных просмотров, по тому, как люди реагировали на опросы. Видно, что продукт оказался очень востребованным. Поскольку это телевизор, масштаб там совсем другой, чем где-либо еще.

Мы очень большую ставку делали на этот продукт как на инструмент продвижения бренда РИА «Новости», потому что Первый — крупнейший канал по аудитории. К спортивным трансляциям с Олимпиады будет огромный интерес, Первый канал будет специально этот интерес раскачивать, и мы на эту волну просто вскакивали как серфингисты, и нас на этой волне несло бы вперед и быстро.

Мы также продвигали это приложение и у себя, в соцсетях, именно для того, чтобы привлечь к телесмотрению ту аудиторию, которая от «ящика» дистанцируется.

Все исследования по телесмотрению на западе показывают, что люди в большей степени совмещают просмотр телевизора с использованием еще какого-нибудь девайса, еще одного экрана. Очень часто происходящее на экране сильно стимулирует поисковые запросы, когда у людей есть этот второй экран. Им не хватает какой-то информации, но при этом они не хотят терять контакт с основным экраном.

Идея этого приложения заключается в том, что мы даем дополнительную информацию, статистику, фотографии. Есть трансляция. Понятно, что она высококачественно сделана, все снято со всех ракурсов, добавлена компьютерная графика, но параллельно с этим мы даем какие-то факты, которые не может вместить телеэкран. Происходит эффект синергии между телевизором и планшетом или мобильным телефоном.

Например, идет трансляция с соревнований по биатлону, на экране показан один из биатлонистов. А в приложении тут же можно посмотреть его биографию, какие-то интересные факты о нем – например, что он дружит с другим биатлонистом, который прямо сейчас стреляет через две позиции от него. Плюс к этому там будет опция, когда люди могут задавать вопросы. Мы выбираем из них наиболее интересные и передаем комментатору, который потом отвечает на них.

А технически как осуществляется синхронизация?

Редакторы смотрят трансляцию и одновременно готовят контент, который соотносится с этой трансляцией.

Кстати, в приложение транслирует и звук. Так что ты можешь в любой момент пойти погулять с собакой и не терять контакт с трансляцией. Для Первого канала это тоже интересно, потому что люди во время рекламы не переключают канал, а смотрят в приложение, куда в этот момент падает новый контент. Момента ухода не происходит.

Мы делали его в очень сжатые сроки. Летом мы поговорили с Первым каналом, осенью начали делать приложение, к декабрю уже запустили. Мы специально торопились к Кубку Первого канала, чтобы обкатать его, проверить востребованность у аудитории. И дальше у нас будет месяц на работу над ошибками, с тем чтобы мы новую версию смогли выкатить непосредственно к началу Олимпиады (интервью состоялось 26 декабря – прим.ред).

РИА Новости получила довольно длинный официальный статус по освещению этой Олимпиады. Как он звучит и что значит?

Национальное хост-агентство и национальный фотопул Олимпиады в Сочи 2014. Это агентство, уполномоченное МОКом в стране проведения игр, для освещения выступления национальной олимпийской сборной.

МОК всегда дает особый статус трем международным агентствам: Reuters, AFP и AP. Плюс одному фотоагентству: Getty Images. Эти агентства всегда получают аккредитации от МОКа напрямую, они считаются наднациональными СМИ, которые много делают для продвижения олимпийских ценностей на международном уровне.

Последние лет двадцать они в стране проведения выбирают одно национальное агентство, которое бы концентрировалось именно на выступлениях национальной сборной, потому что те самые международные агентства смотрят на событие с глобальной перспективой. Их интересуют в первую очередь медалисты, большие события, большие истории, поэтому многие атлеты из страны проведения, которые не занимают призовых мест, но при этом вполне могут быть образцом для подражания и гордости для своей страны, в орбиту этих международных агентств не попадают. Для этого существуют национальные хост-агентства.

В Ванкувере таким было Canadian Press, в Китае – Синьхуа, в Лондоне – Press Association, в Сочи – это РИА Новости. Российское агентство, которое будет концентрироваться на освещении российской сборной для российской аудитории.

Решение о выдаче такого статуса принимается на конкурсной основе?

Формальной тендерной процедуры не было. Просто мы еще в 2009 году сформулировали для себя эту задачу [стать национальным хост-агентством Олимпиады]. В Ванкувере мы первый раз озвучили наш интерес МОКу. Дальше мы планомерно выстраивали отношения. Выявили ключевых стейкхолдеров этого процесса и доказывали им, что мы являемся наиболее подходящим для этой роли СМИ в России. На это ушло полтора года.

Поскольку они не очень хорошо знали российский рынок СМИ, мы доказывали им, что являемся серьезным игроком на этом рынке как в России, так и за рубежом. У нас высокий уровень цитируемости, у аудитории – высокий уровень интереса к нашей информации. У нас широкая клиентская база, качественная база для производства разного вида контента, понятные планы в развитии спортивной редакции. Они посмотрели на этот набор параметров и согласились с нашими доводами.

Какие права и обязанности накладывает на РИА Новости этот статус?

Права – прежде всего количество аккредитаций. Оно самое большое из всех российских СМИ, за исключением вещателей. Это отдельная квота, которая передается напрямую МОКом РИА Новостями, она не входит в российскую квоту аккредитаций.

Квоты распределяет только МОК?

По странам их распределяет МОК – он передает определенные количественные показатели национальным комитетам, а они уже по собственной процедуре распределяют их среди СМИ своих стран.

У нас будет работать порядка 85 аккредитованных журналистов в Сочи. Мы получили в пользование определенные площади в главном и в горном пресс-центрах для организации своих ньюсрумов.

Также у нас есть приоритетный доступ к лучшим фотопозициям на всех аренах, которые позволяют получить максимально выигрышный ракурс. Они максимально близко и удобно расположены: либо на финише, либо на старте.

Это права, теперь что касается обязанностей. Основную обязанность МОК формулирует так: максимально широкое распространение контента о национальной сборной и олимпийских ценностях среди национальной аудитории. Дальше уже каждое агентство само принимает решение о том, как эта задача реализуется. Мы, например, в том числе пообещали определенную часть контента распространить среди российских СМИ бесплатно.

В частности, фотографии. Для этого мы создаем специальный фотобанк, доступный для всех зарегистрированных в России СМИ, откуда они с первого февраля и до окончания Паралимпиады смогут бесплатно скачивать фотографии. Это сделано специально для тех СМИ, которые не могут послать своих фотографов или купить этот контент. Он полностью очищен с юридической точки зрения.

Как это технически реализовано?

Это часть нашей фотобазы, в которую представители других СМИ заходят через специальный интерфейс. Процедура проста: нужно связаться с нашими людьми, которые занимаются организацией и управлением подписками. Они проверят, является ли ваше СМИ зарегистрированным и выдадут пароль. Скачать можно будет до 200 фотографий высокого разрешения в день.

Исполнительный директор РИА Новости Дмитрий Тугарин: Помимо этого, мы взяли на себя обязательства по созданию некой медийной площадки, куда мы приглашаем, в том числе, региональные и федеральные СМИ. У нас еженедельно проходят так называемые Олимпийские встречи – это любые пресс-конференции, брифинги на спортивную или олимпийскую тематику. Также мы провели несколько обучающих семинаров для региональных спортивных журналистов, тех, кто поедет на Олимпиаду в первый раз, рассказывали, с чем именно им придется столкнуться. Мы приглашали руководителей спортивных федераций, экспертов, представителей МОК.

Кроме всего прочего, РИА Новости также будет оператором центра для неаккредитованных журналистов в Сочи.

А что это за центр?

Максим Филимонов: Такие центры стали появляться с 2000 года, с Олимпиады в Сиднее. Поскольку интерес со стороны СМИ к Олимпиаде очень велик и превышает возможности МОКа по выдаче аккредитаций, было принято решение предоставить площадку неаккредитованным СМИ для работы.

Обычно он располагается рядом с местом проведения Олимпиады и не является олимпийским объектом. Одна из его целей – это продвижение территории, где проводятся игры. В нашем случае администрация края, мэрия и федеральные власти решили, что такой объект тоже нужен. Поскольку РИА Новости является оператором крупнейшей в России пресс-площадки, то они поручили нам взять на себя функции управляющей компании этого пресс-центра. Мы занимаемся его созданием, обустройством, контентным наполнением, процессом аккредитации и затем управлением им в процессе самой Олимпиады.

То есть журналистам, которые не смогли аккредитоваться на Олимпиаду, нужно будет аккредитоваться в этот центр?

Да, там есть правила аккредитации, но они обусловлены понятными требованиями безопасности. Там нет никаких количественных ограничительных квот, как в случае с олимпийскими аккредитациями.

Кроме того, мы договорились с МОКом организовать туда трансляцию технического сигнала с соревнований. Первый раз МОК отдает за пределы своей зоны этот сигнал. То есть неаккредитованные журналисты смогут видеть не отредактированную картинку, а ту же самую, которая поступает в аппаратные телеканалов.

И это тоже будет только для российских журналистов?

Нет, туда могут прийти журналисты откуда угодно. Есть такие ситуации: вот компания американская, например, CNN – у них, допустим, всего девять аккредитаций, а работать на Олимпиаде будет всего 40 человек. И 9 человек будут работать на объектах, а где-то же надо работать остальным, которые снимают то, что в Сочи происходят, снимают какую-то политическую активность, которая будет происходить на площадках рядом с Олимпиадой. Эти люди тоже смогут работать в пресс-центре для неаккредитованных журналистов.

Что касается помещений – насколько я понимаю, там строится два пресс-центра, которые входят в инфраструктуру Олимпиады, и вы уже внутри них отстраиваете свои рабочие зоны?

Есть два больших пресс-центра: один главный и один горный. И на каждой арене тоже есть свои пресс-центры, но мы там ничего своего не делаем: просто приходим и садимся как на обычное рабочее место.

В пресс-центрах мы получаем в аренду некое офисное пространство площадью 150 кв.м в прибрежном и 75 кв.м в горном пресс-центрах, в котором установим взятые в аренду у оргкомитета столы, стулья, привезем свое компьютеры. Естественно мы организуем там свою техническую инфраструктуру по передаче информации, чтобы каждый журналист был обеспечен интернет-сигналом.

Агентство «Р-спорт» создавалось специально к Олимпиаде?

Четыре года назад мы приняли решение о том, что если мы серьезно хотим заниматься освещением Олимпиады, то должны вкладываться в развитие спортивной редакции. И мы ребрендировали эту редакцию, превратив ее в отдельное спортивное агентство. До этого отдельного спортивного агентства в нашей стране так и не было создано по разным причинам. Толчком к созданию агентства стала Олимпиада, но задачи и прицел выходили за ее пределы.

Как сделать мультимедийный репортаж с помощью Scrollkit

Делать красивые мультимедийные репортажи, подобные знаменитому “Снегопаду”, может каждый. Вам не нужно быть ни программистом, ни дизайнером. Я сам убедился в этом, потратив два дня на освоение бесплатного инструмента Scrollkit, который позволяет создавать веб-сайты с красивыми эффектами легко и быстро. Главное — чтобы был качественный контент, который вы таким образом хотите опубликовать. Ниже предлагается инструкция о том, как пользоваться сервисом.

Всеволод Пуля, управляющий редактор Russia Beyond the Headlines, проекта “Российской газеты”

Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №02/2014

Scrollkit — визуальный редактор веб-страниц — был создан двумя энтузиастами еще в 2012 году, и с тех пор разросся неплохим функционалом и новыми эффектами. На его базе уже создано довольно много интересных проектов (см. во врезе). Кстати, сами авторы в качестве промо-акции по привлечению внимания к проекту в свое время создали на своем движке точную копию нью-йорк таймсовского “Снегопада”. Позже им пришлось удалить ее с сайта из-за претензий газеты к соблюдению авторского права.

Лучшее в скроллах, созданных с помощью Scrollkit, — то, что их можно скопировать в редактор и увидеть самому, как автор добился тех или иных эффектов. Главное, чтобы скролл был размещен на хостинге самого сервиса, а не на стороннем сайте. Для этого к любому URL понравившегося скролла достаточно добавить /copy, чтобы получилась ссылка вида http://scrollkit.com/XXXXX/copy. Например, вы можете скопировать к себе мой скролл https://www.scrollkit.com/s/lexNnGE/copy и посмотреть, как были сделаны те или иные эффекты.

Основы

Чтобы начать работу, вам надо зайти на страницу http://scrollkit.com, залогиниться с помощью Facebook (или создать аккаунт на самом сайте), нажать на кнопку Compose и выбрать самый первый, пустой шаблон под названием Blank. Для лучшего понимания принципов работы Scrollkit вы также можете посмотреть, как устроены другие шаблоны.

Scrollkit позволяет создавать веб-страницу в виде свитка — длинной “колбасы” с прокруткой. Любая такая страница называется “скроллом”.

В последнее время все больше коммерческих и новостных компаний используют для презентации продукта или рассказа длинной истории именно такой формат: огромные, во весь экран, картинки, отсутствие лишних кликов для пользователя — знай себе, крути колесо мыши, читай текст, смотри видео и картинки.

Сервис строит веб-страницы из так называемых “стрипов”, то есть полос или блоков. Есть два вида стрипов: обычный и текстовый. Текстовый стрип не позволяет совершать с ним большинства действий, доступных для обычного, зато он удобен для вставки крупных кусков текста, которые будут одинаково хорошо отображаться на разных типах устройств, подстраиваясь под их экраны.

Сами же стрипы под экран автоматически не подстраиваются, так что рекомендую вам экспериментировать с их размерами, просматривая их на разных устройствах и отмечая, как себя поведет страница в тех или иных условиях.

simple_draw

По умолчанию в “пустом” шаблоне уже создан первый, обычный стрип. В верхней части экрана находится панель инструментов. Первые пять кнопок слева направо позволяют вам добавить в стрип текст, форму (квадрат или круг), изображение, нарисовать что-то мышкой “от руки” или добавить интерактивные объекты. Последние скрываются под кнопкой с изображением кубика от конструктора ЛЕГО и пока могут представлять собой видео с YouTube, твит, кнопку, чтобы поделиться страничкой в твиттере, а также любой другой контент, встраиваемый через тег <iframe> (например, слайдшоу, интерактивный опрос, форму для сбора электронных адресов и т.д.). Отдельной кнопки для фейсбучного “лайка” нет, но он легко встраивается через этот самый iframe (код для такой кнопки можно получить здесь: https://developers.facebook.com/docs/plugins/like-button/).

lego

Добавлять новые стрипы можно кнопками в самом низу текущего скролла. “Add new strip” добавит обычный стрип, “Add new text strip” – текстовый, “Extend strip length” – увеличит высоту текущего стрипа.

Фон, слои, настройки

Следующие три кнопки на панели инструментов отвечают за фон стрипа (background), положение объектов и стрипов относительно друг друга (layers) и общие настройки вашего скролла (settings) соответственно. Остановимся на каждой из них в отдельности.

working_with_images

Фон может представлять собой сплошной цвет, изображение или видеоролик в формате MP4 (кодек H.264) или WebM.

Стоит отметить, что любые изображения, который вы планируете использовать в вашем скролле, стоит заранее загрузить на отдельный сервер или фотохостинг, так, чтобы у каждого файла была прямая ссылка на него. Как вариант, можно разместить их в вашем Dropbox’e (сервис для синхронизации файлов между разными устройствами). Главное потом не забыть и случайно не удалить из дропбокса фотографии, использованные в проекте.

У фоновых изображений может быть четыре положения: Center (картинка будет выровнена по центру экрана), Tile (экран будет заполнен повторяющимися картинками — этот вариант подходит, если вы используете текстуру или узор), Fill (экран будет максимально заполнен изображением, но поля будут обрезаны) и Fixed (картинка будет зафиксирована на экране, пока читатель не докрутит до следующего стрипа). Последний вариант размещения является наиболее эффектным для публикации крупных, красивых фотографий.

Видеоролики также следует размещать на сторонних хостингах. Для видео-фона следует подбирать оптимальное сочетание качества картинки и размера файла. Слишком сильно “ужатые” ролики с низким разрешением и артефактами будут смотреться некрасиво, слишком “тяжелые” — заставят пользователя долго ждать своей загрузки. Для любого видео-фона можно включить циклическое воспроизведение (параметр loop), автопроигрывание (autoplay), избавить от звука (muted), включить отображение кнопок управления роликом (controls) и наконец заставить ролик воспроизводиться только при прокрутке (start playing on scroll). Последний параметр стоит выбрать, если вы разместили видео-фон где-то в середине или конце скролла и не хотите, чтобы он начал играть раньше времени.

video_background

Тут же можно настроить прозрачность вашего стрипа, подвигав ползунок Transparency. К сожалению, Scrollkit пока не дает возможности менять прозрачность фона и объектов стрипа отдельно, поэтому если вы хотите увидеть обычный текст на полупрозрачном фоне, следует менять настройки прозрачности фонового изображения заранее, до заливки его в качестве фона для стрипа.

Во вкладке Extra в настройках фона вы можете указать так называемый linkable ID страницы — это пригодится, если вы планируете делать ссылку на определенный стрип вашего скролла. Это может пригодится, если вы хотите сделать оглавление с возможностью перехода на необходимую часть или, скажем, сделать кнопку “наверх” в самом конце вашего скролла. Напишите в поле Linkable ID любое слово латинскими буквами — например, top для самого первого стрипа. А в поле для ввода ссылки потом вам надо будет указать лишь #top.

linkable_id

 

anchor_link

Кстати, кликабельным можно сделать любой объект в вашем скролле — будь это текст, форма, картинка или что-то еще. Просто выделите этот объект, нажав на него, и кликните по кнопке link с изображением двух звеньев цепи в панели инструментов. Чтобы ссылка открывалась в новом окне, не забудьте поставить галочку в поле Open in New Window.

Кнопка layers позволяет вам менять порядок ваших стрипов и положение разных объектов в рамках одного стрипа. Просто перетащите в открывшемся меню стрип или объект поверх другого и вы увидите, что это изменение тут же отразится в основной рабочей области.

layers

Кнопка settings отвечает за общие настройки стрипа. Здесь вы можете указать заголовок страницы и ее описание — это поможет для лучшей индексации поисковиками. Также есть возможность указать внешний адрес для каскадных таблицей стилей и идентификатор Google Analytics — он поможет собрать статистику о посмотревших ваш скролл.

scroll_settings

Перед любым обновлением настроек не забывайте сохранять ваш стрип нажатием на кнопку Done в верхнем правом углу — и вообще, делайте это почаще, чтобы не лишиться важных изменений. Рядом с этой кнопкой вы также можете найти переключатели для отмены или повторения последних действий и просмотреть старые версии вашего скролла (кнопка в виде часов — history).

Во вкладке settings вы также можете изменить настройки приватности вашего скролла — сделать его доступным всем, только вам или по паролю.

Важная ссылка в этой же вкладке — export code. Она пригодится вам для экспорта готового скролла, который потом можно будет добавить прямо на ваш сайт. Scrollkit экспортирует три файла: каскадные таблицы стилей, ява-скрипт и сам html-файл с вашим скроллом.

Стоит отметить, что сервис не очень хорошо работает с кириллическими шрифтами. Поэтому после экспорта откройте html-файл с помощью любого текстового редактора (например, “Блокнот”) и добавьте внутри тега <HEAD></HEAD> следующую строчку:

<meta http-equiv=»Content-Type» content=»text/html; charset=UTF-8”>

Работа с объектами

Помимо добавления ссылки, любой объект можно продублировать, нажав на кнопку duplicate, и поменять для него фон, нажав на отдельную кнопку background color. Для текста также можно менять шрифт (к сожалению, Scrollkit поддерживает всего 4 основных кириллических шрифта), размер, положение на странице, интерлиньяж и высоту, выделять его полужирным или курсивом.

У любого объекта, кроме текста, также можно задать ширину и высоту в пикселях, вписав соответсвующие значения в поля, помеченные буквами w и h.

Кнопка FX отвечает за спецэффекты. Всего доступно четыре эффекта: fade in (постепенное “проявление” объекта), rotate (вращение по кругу), shadow (интерактивная тень), flip (вращение вокруг собственной оси). Скорость каждого эффекта можно задать ползунком сверху, двигая его между параметрами fast (быстро) и slow (медленно).

special_fx

Вау-эффекты

Следующая кнопка на панели инструментов включает скрипт scrollr, который отвечает за так называемый параллакс-скроллинг, позволяющий создавать очень интересные эффекты на странице — те самые, которые вызывают у читателя вау-эффект.

Scrollr работает как для фона стрипа, так и для отдельных объектов на нем. Работа с ним довольно проста, хотя на первый взгляд кажется сложной. Скрипт предлагает создать две (или больше) позиции с разным состоянием объекта, а всю анимацию между ними он дорисует сам.

Например, в случае с фоном вы можете выбрать белую заливку в начале прокрутки и черную — в самом конце. Тогда при прокручивании страницы создастся эффект затемнения экрана. В случае с объектом вы можете поменять его положение на странице или размер, и при прокрутке объект плавно переместится и изменит свой размер. Несмотря на кажущуюся простоту таких эффектов, при должной сноровке можно добиться поистине потрясающих результатов.

Давайте разберемся на конкретных примерах — попробуем сделать эффект затемнения экрана. При работе я рекомендую открывать сразу две вкладки браузера — одну с самим редактором, вторую — с готовым скроллом, чтобы можно было видеть изменения, так как параллакс-эффекты и видео-фоны не отображаются внутри редактора Scrollkit.

Создайте новый скролл и сделайте в нем два-три обычных стрипа. Выберите красный фон для самого первого стрипа. Нажмите на синий прямоугольник справа от стрипа, чтобы выбрать его, затем нажмите на кнопку scrollr.

parallax_background1

Прокрутите фон в крайнее верхнее положение и нажмите кнопку “+new rule”. Скрипт автоматически создаст правило с текущим состоянием фона. Нажмите кнопку Apply.

parallax_background2

Теперь прокрутите страницу так, чтобы на ней была видна лишь небольшая часть первого, красного стрипа и поменяйте его фон на черный.

parallax_background3

Никуда не прокручивая страницу, снова нажмите кнопку scrollr и затем “+new rule”. Снова нажмите Apply.

parallax_background4

Все готово: теперь, когда вы посмотрите на готовый скролл и покрутите его вверх-вниз, то увидите, как красный фон постепенно затемняется и высветляется обратно.

Обратите внимание на кнопки со круговыми стрелками рядом с позицией и состоянием фона или объекта: нажмите их, чтобы изменить их на текущие показатели.

Теперь создадим эффект движущегося объекта, который к тому же увеличивается в размерах. На чистый стрип добавьте новый объект — допустим, обычный круг. Откройте scrollr и создайте первое правило (“+new rule”) в верхней точки прокрутки экрана. Нажмите Apply.

parallax_object

Теперь прокрутите экран пару раз вниз, перетащите круг по диагонали слева направо и увеличьте его размер, потянув за один из уголков рамки выделения. Снова нажмите кнопку scrollr, добавьте новое правило и нажмите кнопку Apply. Теперь сохраните ваш скролл, покрутите его вверх-вниз и посмотрите, как круг перемещается по диагонали по экрану, увеличиваясь в размерах.

parallax_object2

Обратите внимание, что вы и сами можете редактировать параметры объекта или фона внутри редактора scrollr, меняя переменные вроде top или left (положение относительно верхней и левой границы экрана), height и width (высота и ширина объекта) и другие. После нескольких экспериментов вы вполне освоитесь с этим скриптом и сможете использовать его для более сложных эффектов. Например, добавить в свой скролл панорамное изображение и прокручивать его слева направо во время просмотра. Или сделать эффект зуммирования на объект. Scrollkit даст вам настоящий просмотр для творчества — стоит только немного разобраться с его базовыми функциями.

Для мобильных устройств

Все скроллы, созданные с помощью скроллкит, неплохо выглядят на мобильных устройствах. Правда, с некоторыми ограничениями. Например, параллакс-эффекты пока еще не работают в большинстве мобильных браузеров. Также могут возникнуть проблемы с воспроизведением видео-фона. Чтобы посмотреть, как ваш скролл будет выглядеть на экране мобильника, достаточно нажать на стилизованную пиктограмму смартфона в верхней правой части экрана. Слева от нее находится кнопка, включающая сетку — она поможет вам скомпоновать объекты на странице так, чтобы они гарантированно вошли в экран мобильного устройства. Главное правило здесь — не выходить за рамки крайних красных линий. Сетка также поможет быстро разобраться, где центр экрана.

Брендирование

Если вы хотите сделать кастомизированный хедер или футер для вашего проекта (так называются брендированные полоски внизу и наверху экрана) с логотипом или кнопками соцсетей, подобно тому, как это сделано в проекте “Silence of the wolves”, то вам нужно разместить их на отдельном стрипе в самом начале (для хедера) и самом конце (для футера) вашего скролла и задать для этого стрипа в scrollr следующие параметры:

Для хедера: position: fixed; z-index: 1000; width: 100%;
Для футера: position: fixed; z-index: 1000; width: 100%; bottom: 0px;

Обратите внимание, что вы не увидите, как они работают внутри самого редактора – только на «живом» скролле.

Дополнительно

Примеры журналистских материалов, сделанных на scrollkit:

http://gearpatrol.com/gp100/2013-awards/ — Лучшие предметы 2013 года по версии Gear Patrol (для каждого объекта была создана отдельная страница)

http://www.esquire.com/blogs/news/seven-days-with-syrian-rebels - Семь дней с представителями сирийского сопротивления

http://www.lansingstatejournal.com/interactives/isleroyalewolves.html - Проблемный материал об исчезновении популяции волков в Америке

http://pulya.ru/colorado — Мой рассказ о жизни в Колорадо

«Вы даже не представляете, сколько данных есть у государственных организаций»

Работа журналиста, который занимается расследованиями, чем-то похожа на работу частного детектива: “сливы” от анонимных источников, очные ставки, фотокопии секретных документов. Впрочем, современные технологии меняют и этот, один из самых старых и почетных жанров журналистики. О том, какие программы используют современные журналисты из отдела расследований, как правильно запрашивать данные у государственных организаций и добиваться того, чтобы расследование стало поводом дискуссии в обществе и даже политических реформ, мы поговорили с Грегом Гриффином, редактором отдела расследований американской газеты The Denver Post.
Беседовал Всеволод Пуля

Read more »

7 трендов: что ждет новые медиа в 2014 году?

Мы проанализировали самые важные изменения медийного ландшафта в прошлом году и постарались выделить основные тренды, которые будут влиять на СМИ в 2014 году.

Всеволод Пуля, управляющий редактор Russia Beyond the Headlines, проекта «Российской газеты»
Материал впервые опубликован в журнале «Журналист» №1/2014

Read more »